My scientific biography (4.10.2010)

of 10

Please download to get full document.

View again

All materials on our website are shared by users. If you have any questions about copyright issues, please report us to resolve them. We are always happy to assist you.
PDF
10 pages
0 downs
0 views
Share
Description
My scientific biography (4.10.2010)
Tags
Transcript
  My scientific biography (4.10.2010) Моя   научная   биография  (4.10.2010) Свою первую научную работу «Фокусировка излучения гравитационным полем»,АСТРОНОМИЧЕСКИЙ   ЖУРНАЛ, 46, № 5, с. 998, (1969) я сделал в 1967 году, только поступив в аспирантуру Института Ландау. Тогда же я рассказывал работу в первом ее варианте академику Я.Б.Зельдовичу и был им сурово обруган.   В 1962 году я поступил на Физтех (Московский физико - технический институт), в 1965 - м сдал первый из экзаменов теорминимума Ландау и был принят в группу студентов при только что основанном Институте теоретической физики им. Л.Д.Ландау в Черноголовке. В 1968 году, окончив МФТИ, поступил в аспирантуру, в 1971 - м   стал кандидатом физ. - мат. наук. Тема диссертации «Исследования возмущенных моделей релятивистской космологии», моим научным руководителем был И.М.Халатников, а оппонентами выдающиеся ученые Л.П.Питаевский, И.Д.Новиков и В.Л.Покровский. С 1971 по 2004 год я работал в Институте теоретической физики, в 1995 - м стал доктором физ. - мат. наук. Тема диссертации «Захоронение ядерных отходов». С 1993 - го по сей день я заместитель главного редактора журнала «Природа», в Институте Ландау остаюсь ассоциированным сотрудником.   Я не столько физик - теоретик, сколько просто физик, применявший основы теорфизики в очень разных направлениях  – это космология, астрофизика, оптика океана, геофизика, климатология, статистика. Поэтому далее рассказ о моей научной деятельности будет не столько хронологическим, сколько предметным, тематическим.   Гравитационная   фокусировка   Свою первую научную работу «Фокусировка излучения гравитационным полем»,АСТРОНОМИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ, 46, № 5, с. 998, (1969) я сделал в 1967 году, только поступив в аспирантуру Института Ландау. Тогда же я рассказывал работу в первом ее варианте академику Я.Б.Зельдовичу и был им сурово обруган. По делу: я предполагал, что при фокусировке далеких звезд можно получить дифракционную картину, а он сказал  – нельзя. И был прав, звезды в этой задаче не могут рассматриваться как точечные источники. Забавно, что через год были открыты пульсары, которые действительно могли бы стать точечными источниками в радиодиапазоне. Но вероятность обнаружения эффекта дифракционной фокусировки от конкретного пульсара очень мала. Вероятности наблюдения гравитационной фокусировки были изучены мной в этой же статье, было выведено их распределение по интенсивности. Этот  результат через 15 лет воспроизвел выдающийся польско - американский астрофизик Bohdan Paczynski (1940 — 2007). К сожалению, в его статье 1986 года нет физического вывода и ссылки на мою статью. Еще через 7 лет эффект был подтвержден экспериментально. После того как было обнаружено линзирование звезд Магелланова облака (соседней с нами галактики), я написал о сути и истории проблемы в журнале «Природа»: «Микролинзирование: статистический подход», ПРИРОДА, №11, 24 (1994); ее английский перевод Microlensing : Statistical approach ,  Astron. Astrophys. Trans .,     10 (3),   177   (1996). По слухам, Пачинский был выдвинут на Нобелевскую премию за открытие эффекта гравитационного микролинзирования, но не получил ее. Возможно, по той причине, что на меня не сослался.   Космология,   космогония   Исследование неустойчивости космологических решений уравнений Эйнштейна было выполнено Е.М.Лифшицем для двух простых моделей  – открытого и закрытого мира. В конце 60 - х годов появилась идея, что наша Вселенная может быть иной. В какой - то степени так оно и оказалось. Возникла задача исследования устойчивости произвольных однородных моделей. Физически она нужна для понимания того, как образовались галактики, скопления галактик  – наблюдаемая неоднородность мира. Эти задачи решались мной в следующих работах: «Исследование   стабильности изотропной вселенной с космологической постоянной» ЖЭТФ, 55, 317 - 322, 1968; ее английский перевод « Investigation of the stability of an isotropic universe with a cosmological constant », Soviet Physics JETP , 28, 168, (1969); статья «О возможности образования галактик в модели Леметра», Письма в ЖЭТФ, 9, 483, 1969; а также «Статистический анализ гравитационной неустойчивости», ЖЭТФ, 60, №2 (1971); ее английский перевод « A statistical analysis of gravitational instability », Zh. Eksp. Teor. Fiz . 60, 441 (1971).   В 1998 году я как бы вернулся в тему, но это уже была не космология (развитие Вселенной), а космогония (рождение Солнечной системы). В августе 1996 года было опубликовано исследование метеорита ALH 84001,   найденного в Антарктиде в 1984 году, установлено его марсианское происхождение, а в нем найдены минеральные структуры вроде бы биологического происхождения. Ожил извечный вопрос, как произошла жизнь. В этой проблеме две принципиальные трудности. Во - первых, все живое имеет 100% - ную киральную асимметрию, а все химические реакции, синтезирующие стериоизомеры из более простых веществ, приводят к их точному отношению 50 на 50%. Во - вторых, около четырех миллиардов лет назад прото - Земля претерпела  колоссальное столкновение с другой планетой. В результате образовалась Луна, а средняя плотность Земли стала заметно выше, чем у ее сестры  – Венеры. Это столкновение очень сильно разогрело нашу планету, и для развития жизни осталось мало времени (скорость усложнения основы жизни  – молекулы ДНК  – приближенно известна). Поэтому возникает вопрос, не могла ли жизнь возникнуть на поверхности малых тел Солнечной системы. В статье « A possibility of life srcin on radioactive source of energy after our Supernova explosion », SPIE , V .3755, 277 (1999) рассмотрен рост тел различной массы, нагреваемых короткоживущими радионуклидами и охлаждаемых излучением с поверхности. Получены временные и размерные диапазоны существования ледяных тел, а также имеющих атмосферу и океан (открытый и покрытый льдом)  – тел, на которых создавались принципиальные условия для жизни. Рассмотрена возможность образования киральной асимметрии молекул при бета - распаде таких изотопов, как41 Ca (0.14),   60 Fe (0.30),   26 Al (0.72),   53 Mn (3.7), существовавших на ранних стадиях Солнечной системы (в скобках периоды полураспада в миллионах лет).   Черные   дыры   В 1974 году выдающийся английский физик Стив Хоукинг высказал красивую идею, что черные дыры малой массы должны испаряться, исчезать взрывным образом. Вскоре я сделал попытку учесть этот процесс в космологии, рассматривая ансамбль малых черных дыр, которые рождаются при Большом взрыве и постепенно исчезают. Статья « The development of primordial black holes » была написана в Японии, где я провел почти год по приглашению Института теоретической физики Университета Хиросимы. Опубликована она в японском журнале Progress in Theoretical Physics , 59, №6, 1892 (1978), но на сегодняшний день эта работа утратила актуальность. Космология пошла иным путем: теория инфляции и анализ флуктуаций микроволнового излучения сделали ее точной наблюдательной наукой, не оставившей места для малых черных дыр. Еще одна работа в этом направлении сохраняет на сегодня по крайне мере методический интерес. В статье «Гидродинамика испарения черной дыры», Письма в   ЖЭТФ, 29, №3, 196 (1979);было получено решение для разлета вещества (фотонов, частиц и античастиц), образовавшегося при таком взрыве. Ее английский перевод «The hydrodynamics of black hole vaporization», Pis’ma Zh. Eksp. Teor. Fiz . 29, No 3, 176 (1979). В 1980 году Хоукинг пригласил меня рассказать эту работу на его семинаре в Кэмбридже.   Оптика   океана   В 1971 году почти одновременно со мной в Институт теоретической физики был принят академик Аркадий Бенедиктович Мигдал. Он перешел к нам из  Курчатовского института, где ему закрыли возможность выездов за границу. В Институте Ландау эта проблема не всегда легко, но решалась. В 1973 году директор института океанологии А.С.Монин пригласил Мигдала принять участие в оптическом рейсе судна «Дмитрий Менделеев» в Индийский океан. В экспедиции академику полагалось кем - то руководить. Тогда директор Института Ландау, Халатников, предложил АБ (так для краткости называли Мигдала, наряду с ЯБ  – Зельдовичем и АД  – Сахаровым) создать группу теоретиков, в которую помимо Мигдала вошли бы А.Ф.Андреев, тогда молодой доктор наук и я, кандидат. Андреев вскоре отказался от этой поездки, а мы с АБ начали прорабатывать теорию вопросов, которые интересовали институт океанологии. Одним из них было исследование флуктуаций солнечного света, преломленного взволнованной поверхностью моря. Задача эта была связана с обнаружением подводных лодок. Время шло, АБ послал письмо президенту АН М.В.Келдышу, мы с ним посетили академика Л.М.Бреховских, руководителя экспедиции и академика - секретаря отделения океанологии, удалось существенно продвинуться в решении задач. Но все решалось в последний момент «инстанциями», как отчужденно называли иностранный отдел ЦК КПСС. Там влияние атомного ведомства, закрывшего АБ поездки за границу, на этот   раз победило: он не едет. Естественно, я сам по себе, океанологии не нужен, и Монин издает приказ, переводящий меня в «резерв экспедиции». Тут АБ, хоть и был расстроен своей неудачей, все же позвонил Монину и сказал: «Бялко принесет пользу». И произошло чудо, поразившее весь Институт океанологии: меня срочно вдогонку экспедиции командировали во Владивосток, где судно готовилось к рейсу. Я не был знаком ни с кем из участников экспедиции, но кончилось все хорошо. Познакомился, подружился, принимал участие в оптических измерениях, на перегонах делал свою работу, писал формулы. Возникла и новая задача, которую мы решили вместе с Вадимом Пелевиным, руководителем оптического отряда. В полный штиль, когда долго нет ветра, поверхность моря становится очень гладкой.   Свет неба у линии горизонта отражается от такой поверхности с коэффициентом, близким к единице. И контраст яркости небо — море исчезает: морской горизонт, обычно четкий, становится невидимым. Но малейший ветер порождает волны, углы отражения становятся ненулевыми, и горизонт проявляется. Контраст тем сильнее, чем сильнее ветер, а зависимость эта оказалась корневой, что нами и было доказано в экспериментах, где измерения проводились в двух поляризациях (отражение света для них идет по - разному). Эта работа: «О   контрасте яркости неба и моря»,   была нами опубликована в Известиях АН СССР. Физика атмосферы и океана,   11 , №7, 775 (1975). А сам я опубликовал работу по теории флуктуаций: «О связи статистических характеристик отраженного и  преломленного света со спектром   волнения поверхности», Известия АН СССР. Физика атмосферы и океана,   11 , № 5, 1975. Еще несколько лет продолжалось мое сотрудничество с Институтом океанологии, я ездил с ними в экспедиции на Балтику  – в Пярну, на Черное море  – в Феодосию. Публиковались и совместные работы, но выдающихся результатов не было.   Книга   «Наша   планета  –  Земля»   В начале 80 - х годов в издательстве «Наука» по инициативе академика А.А.Кикоина была создана серия «Библиотечка “Квант”». Она стала естественным расширением физико - математического журнала «Квант» для старших школьников. В этом журнале я опубликовал с десяток статей по физике, которые когда - нибудь надо будет «озвучить» в Интернете. Лев Асламазов, доктор наук, редактор и главная движущая сила обоих «Квантов», спросил меня, могу ли я написать книгу для «Библиотечки». Мое путешествие в Индийский океан, наверное, сыграло свою роль: мне захотелось написать книгу о нашей планете: ее месте в космосе, о Солнце и планетах, о внутреннем строении Земли, о причинах ветров и течений океана, наконец, о погоде и климате. Все эти области тесно взаимосвязаны, но занимаются ими разные науки. Работа над книгой продолжалась около года, она включала и изучение тех наук, которые физикам не преподавали, и осмысление связей разных наук с единой позиции, иногда приходилось делать численные расчеты, строить графики. Наконец, все надо было изложить на уровне, доступном школьнику. Скажу честно, последняя задача решена была отчасти формально: в книге все описано вроде бы простыми словами, но, по сути, изложенный материал оказался вовсе не прост, далеко не каждому школьнику доступен. Как потом выяснилось, самыми благодарными читателями, оказались академики: мне лично высокую оценку книги передавали Яков Борисович Зельдович и Евгений Михайлович Лифшиц. Последний,   как вы понимаете, сам был живым эталоном научного изложения. Книга вышла в 1983 году тиражом 150 тысяч, в 1989 году была переиздана; она переведена на английский и испанский. К 2013 году я собираюсь выпустить расширенный вариант книги: «Наша планета  – Земля; 40 лет спустя». В ней будет воспроизведено издание 1983 года (за него мне не стыдно) и дан современный взгляд на проблемы планеты.    Захоронение    радиоактивных    отходов   В процессе работы над книгой родилось много новых идей, в частности, мне пришла в голову мысль о том, что радиоактивные материалы с высокой плотностью и достаточным выделением энергии будут довольно быстро погружаться в земные недра. Сама эта идея, как позже стало ясно, была отнюдь не нова. Я предложил создать самопогружающийся прибор для исследования
Related Search
We Need Your Support
Thank you for visiting our website and your interest in our free products and services. We are nonprofit website to share and download documents. To the running of this website, we need your help to support us.

Thanks to everyone for your continued support.

No, Thanks